arox_x (arox_x) wrote,
arox_x
arox_x

Categories:

Смотри, кокосы падают с яблонь

- Это не жатва, это сентябрь
Константин Евгеньевич Панфилов на старой кассете

Пожалуй, присоединюсь к всенародному флешмобу с фотографиями мухоморов.
Опасный красавчик
Старинная русская забава

Пусть будет такая "Перекличка атомных грибных городов".




Жаль только, что единственные однозначно узнаваемые мной грибы являются при этом несъедобными))








Почему-то разговоры о грибах мне всегда напоминают о прекрасной книжке - "Незамкнутый круг" Вячеслава Зорина (1957-2020, не знал...).
В книге - про поездку группы "Капитальный ремонт" и Майка Науменко (да-да, его) на гастроли в Вологодскую область, глазами одного из участников. Ничего героического там у них не происходило, но с лекции меня с товарищем когда-то выгнали за хрюканье при чтении.
Про грибы там тоже было, захотелось поделиться выборкой на эту тему. Итак,

Незамкнутый круг (фрагменты)

Толик в это время отчего-то учился на биолого-почвенном факультете ЛГУ имени т.Жданова, и поэтому по лесу он ходил очень сосредоточенный, ловя момент, чтобы применить свои знания на практике. Его практические занятия выливались в то, что он то и дело отправлял в свой пакет какие-то странные грибы, которые на наш взгляд были ни чем иным, как поганками. А поскольку все собранные грибы должны были готовиться в об­щей посудине, мы все дружно протестовали и призывали То­лика прекратить эксперименты на живых людях и собирать только съедобные грибы. Толик сердился, ругался словом "дилетант", но пока подчинялся и поганки выбрасывал.
...
Мы набрали столько грибов, что хватило бы на обед и ужин целой рабочей династии. По дороге срезали несколько можжевеловых веточек. Эти веточки с ягодами поместили в бутылку с водкой, чтобы хоть как-то облегчить страдания. Бутылку, ставшую похожей на консервированную новогоднюю елку, поставили в темное прохладное место настаиваться.
...
Первым культурным мероприятием по плану был сбор грибов и бутылок.
Грибов мы нарвали, как обычно, что-то около ведра и уселись  чистить их и мыть на свежем воздухе, за огородом родственников, на лавочке у забора. Вот сидим и чистим. И, помнится, ругаемся с Толиком. Толик снова взялся за свои ботанические эксперименты и на этот раз, проявив настойчивость, нарвал-таки поганок и даже попытался угостить ими нас на ужин, подложив эти грибы ко всем остальным. Мы все дружно заорали, что еще в своем уме и желаем побыть в нем подольше, а Толик рассердился и стал собирать грибы отдель­но. Теперь он их отдельно чистил и мыл. Мы ему, не переста­вая, напоминали о том, что жизнь хороша, и жить хорошо, о семье и детях, о нас, наконец, то есть о том, что он нам прика­жет с ним делать, когда он отравится, а все к тому и идет. Каждый вспомнил по два-три случая из истории человечества об отравлении грибами, но Толик уперся, выражаясь поэти­чески, как баран, и все твердил: "Это грибы "зонтики", а вы кретины."
- Тебе что, будет легче, если ты будешь знать, что отра­вился "зонтиками", а не бледными поганками? - спросили мы.
- Это съедобные грибы, - сказал Толик. - Я читал и видел на картинке.
Мы заорали, что тоже грамотные, книжки читаем, но ни разу поганок среди съедобных грибов не видели.
- Да не ешьте! - рассердился Толик. - Я вас не заставляю. А я съем!
- Нам еще играть. Ты о нас подумал?
- Отстаньте от меня! Я их пожарю отдельно. Я вам всем докажу!
- Толик, - сказал Плоткин С., - честное пионерское, мы верим, что это замечательные и съедобные грибы! Верим?
- Верим!
- Только ты их не ешь, останься человеком, а?
- Съем!
Тут рядом с нами раздалось бульканье и бормотание. Мы подняли головы и увидели смертельно пьяного инопланетянина. Он смотрел на нас своими инопланетными прозрачными глазами, качаясь во все стороны света, и говорил уже, видимо, давно и не переставая. Минуты три мы его внимательно слушали, но не поняли абсолютно ничего, хотя существо отчаянно жестикулировало.
- О чем это он? - спросил Володенька.
- Физкульт-привет, товарищ! - сказал Майк.
- Хинди-руси бхай-бхай, - добавил я.
Существо на секунду изумленно замолчало, но затем с новой силой, уже начиная волноваться, продолжило свою речь.
- Может быть, это местный леший? - спросил я.
- А, может быть, он просто закурить просит? - предположил Плоткин С.
- Что? Закурить? - спросил Майк у существа и показал жестом, как глухому.
Существо замычало, замотало головой, икнуло и снова заговорило.
- Хорошо излагает, - сказал Плоткин С. - Только непонятно... Нихт ферштейн.
- А давайте послушаем, - предложил Володенька, и все, отложив грибы, уставились на пришельца.
- Хр-хр... Бу-бу-бу, и я не трам-та-ра-рам через тра-та-та и поплавки и хр-р-р чмок-чпок, у-лю-лю, пш-ш-ш, п-п-плавки, вона, а не трам-та-ра-рам налево-направо! -усиленно вещало существо. - Я там - трам, а вы тут - та-ра-рам, п-п-плавки чист-чик-чирик! Пш-ш-ш, р-р-р, чмок-чпок!
- Я, кроме "та-ра-рам", ничего не понял, - сообщил Володенька.
- Это и мы поняли, - сказал я.
- Он то ли про рыбалку, то ли про какие-то плавки говорит, - сказал Толик.
- Может, у него плавки украли? - предположил Майк. - А он на нас думает.
- Или поплавки с удочки срезали, - сказал Володенька.
- Все! Я понял! - объявил Плоткин С.- Поплавки! (Существо радостно закивало.) Знаете, что такое поплав­ки?
- Сыроежки! - вспомнил я.
- Тр-р-р, пр-р-р! Сыроежш-шки! Я трам-та-ра-рам, вашу так, п-п-плавки, бэ-э-э! - обрадовался пришелец и опять за­кивал.
- Ну, поплавки. Ну и что? - спросил Володенька
- Знакомый гриб? - обратился Плоткин С. к существу. - Что? Поплавки собирали? Тоже? Знаете? А?
Тут существо сильно оскорбилось, посмотрело на нас сердито, обреченно махнуло рукой и побрело прочь. Межпланетный контакт не состоялся.
- Это серьезно, - заметил Майк.
- Полчаса человек нам что-то говорил, а мы ничего не поняли, - сказал Толик.
- Это он, наверное, твои зонтики увидел, - сказал Володенька, - и хотел сказать, что это не поплавки.
- Вот, опять! - заволновался Толик. - Наоборот, он хотел сказать, что тоже такие собирал, и что они похожи на по­плавки.
- Вот схаваешь, будешь таким же, как он, - сказал Майк.
 ...
Толика мы застали у специально выделенной ему электрической плитки. Он старательно перемешивал свои "зонтики", шипящие на маленькой сковородке. В кухне ощущался необычный запах. Плоткин С. ходил по кухне уже почти как дома, приятельски беседуя с родственниками.
Толик, наконец, объявил, что все готово, и сейчас он до­кажет, какие мы идиоты, после чего схватил вилку и подошел к сковородке.
- Толик! - закричали мы. - Подумай еще раз!
- Да идите вы!.. - отмахнулся Толик и воткнул вилку в гриб.
- В таком случае, - сказали мы, - мы заявляем официально: иди и напиши нам справку, что мы тебя целый день отговаривали, а ты нас не послушал и отравился по собствен­ному желанию. Напиши, а потом жри свои поганки.
Толик посмотрел на нас, и ему пришло в голову, что мы говорим серьезно. И что-то в нем дрогнуло. И он растерялся. Но отступать уже было поздно, и в наступившей тишине он сунул в рот гриб, разжевал и проглотил.
- А что?.. Нормально... - произнес он, но в его голосе уже не было прежней бодрости и уверенности. - Грибы, как грибы... - сказал он задумчиво уже как бы самому себе.
Он съел еще один гриб и задумался.
- Да, - сказал он затем. - Ну вас всех на фиг!
Он взял сковородку и отправился выкидывать свои "зон­тики" под громкое одобрение правительства.
Все-таки, мы его достали. А грибы эти на самом деле бы­ли съедобными и на самом деле "зонтиками". Как выяснилось потом.
...
 - У меня, - пожаловался Толик, когда мы шли в клуб, - после зонтиков... Что-то в голове... Плывет.
- Ну-ну, - сказали мы. -  Играть-то сможешь?
- Смогу.
- Какой год нынче, помнишь?
- Помню...
- То-то.
- Наркоман.
- В следующий раз попробуй мухоморов, - сказал Майк. - На мухоморах, говорят, торчат.
- А на бледных поганках не торчат? - поинтересовался Володенька.
- Попробуй, узнаешь, - предложил Плоткин С.
- Пусть Толик попробует, а мы узнаем.


1980-1982


Если что, это тут не реклама мухоморов, другие какие-то грибы мне тоже попадаются))






... если сильно присмотрюсь, конечно:


И сегодня уже вспоминал в комментариях еще одного автора - Аркадия Бухова (1889-1937- увы, да). Тоже понравилось когда-то:

Грибной спорт

Когда я в первый раз получил предложение пойти собирать грибы, меня поразил тот искус, который должен вынести каждый, принявший это скромное с виду предложение.
– Сегодня уж вы часов в девять ложитесь…
Привыкший вообще скептически относиться ко всем проектам видоизменить мой довольно неприглядный для чужого глаза режим, я очень удивился такому совету.
– Почему в девять? Это примета такая, что ли, грибная?
– Нет, так… Чем раньше, тем лучше.
– Может, тогда мне уж и обеда дожидаться не стоит?.. Сейчас половина третьего, до четырех дотяну, а потом книжечку на сон грядущий…
– Вы не смейтесь… Часов в шесть вставать надо…
– Может, не есть перед этим днем?
– Если у вас все шутки, тогда как хотите…
Я постарался уверить моих собеседников, что, судя по этим требованиям, я придаю завтрашней прогулке не только шутливое, а наоборот, планомерно-трагическое значение, но необходимость ложиться спать в тот час, когда у меня только начинается вечер, и встать, когда я только что разосплюсь, вызывала во мне непоборимый протест.
– А почему в шесть именно?
– Лучше… Все с утра ходят…
– Я понимаю, – пытался я логически обосновать свои возражения, – если бы это была рыбная ловля… Утром хороший клев, но ведь это грибы… Может быть, есть такие сорта, которые нужно часа два прикармливать и только после этого с восходом солнца они показываются из земли…
– Таких нет, – сухо ответили мне.
– Может быть, у грибов есть дежурные часы, когда их можно собирать?
– Что вы глупости-то говорите…
– А если это глупости, то гриб, который торчал в шесть часов утра, будет на том же месте и в двенадцать… Подрастет даже еще немного…
– Одним словом, вы не хотите идти?..
Это был слишком поспешный и недобросовестный вывод из моих слов; я опроверг его и предложил людям, надеющимся на свои силы, попытаться меня разбудить.
К девяти велел приготовить постель. Не знаю, как это распоряжение подействовало на мою горничную, не привыкшую к таким выходкам с моей стороны, но, во всяком случае, когда я вернулся домой во втором часу ночи, постель была сделана.
* * *
Несмотря на всю кажущуюся безнадежность этого предприятия, утром меня стали будить. Сопротивлялся я недолго, тем более что приемы, пущенные в ход для этого, отличались убедительной примитивностью. Одеяло, стащенное на пол, конечно, не могло сразу прекратить удовольствие сна, но грузно севший на ноги самый тучный из грибников немедленно уничтожил все надежды на дальнейший уют теплой постели; вылитая сверху холодная вода на шею тоже сильно способствовала тому, что через десять минут, хмурый и обиженный, я уже был одет и приготовлен ко всем ужасам грибного спорта.
Грибные места обычно находятся на расстоянии двух часов ходьбы от дачи. Если бы кто-нибудь вздумал выстроить ее около самого грибного места, его непременно уверили бы все знакомые, что грибы немедленно перекочевали куда-то в другой лес, к которому надо идти непременно два часа. Если грибы находятся рядом, то все же к ним идти надо с таким расчетом, чтобы заплутаться среди дач, попасть на железнодорожную станцию, четыре раза завязнуть в болоте и только после этого начать искать их. Почему это так – я не знаю, но существование такого обычая, я думаю, никто из потерпевших оспаривать не станет.
Резкое отличие грибного спорта от собирания ягод сразу сказывается на месте, когда грязные и усталые собиральщики почему-то сразу останавливаются около какого-нибудь корявого дерева и с криком бешеной радости начинают ползать по земле. Ягоду можно просто сорвать и положить в рот. Сделав это достаточное количество раз, сметливый человек отстает от своей компании, находит дорогу к даче и спокойно идет пить кофе и читать утреннюю газету. Если собиратель ягод достаточно состоятельный человек и ему не нужно сейчас же с собранными ягодами бежать на железнодорожную станцию, чтобы продать их какому-нибудь рассеянному пассажиру, он может ограничиться полуфунтом хорошей спелой клубники. Каждый грибник, наоборот, старается набрать такое количество грибов, чтобы вместе с тяжелой корзиной напоминать ту лошадь, которая в конце сезона повезет его дачную утварь в город. Ягоды просто едят; грибы едят немногие неосторожные люди, поэтому их нужно намариновать, нажарить, насушить, истолочь и еще что-то малодоступное некулинарному уму. Весьма возможно, что опытные хозяйки варят из них варенье или приготовляют сливочный крем. Поэтому каждый грибник старается нанести столько этой дряни, чтобы хозяйка, всплеснув руками, села на пол и заплакала от сознания, что у нее не хватит способов использовать все собранные грибы.
* * *
Совершенно неожиданно, когда я сорвал первый попавшийся мне под ноги гриб и с торжеством показал его своим спутникам, они единогласно и цинично засмеялись.
– Этот нельзя…
– Почему нельзя? Я же его первый нашел…
– Это вредный…
– Что значит вредный? Все грибы вредные. Я не привык рассматривать их как целебное средство от ревматизма или подагры, а если я его все-таки нашел…
– Нашли, так и бросьте… Это поганый…
– В природе нет ничего поганого.
– Ну, а это поганый!..
– Конечно, в пристрастном освещении… Может, вы и меня через десять минут назовете поганым… Впрочем, если я мешаю, я могу, конечно…
– Ну что вы обижаетесь… Вот видите, я сейчас нашел, это – белый гриб, дорогой и вкусный…
– Да, но он подозрительно похож на мой… Шляпка, ножка… Ага, я и другой нашел…
– Покажите-ка…
– Смотрите, пожалуйста… Красота какая – красный и белые точечки… Такие, наверное, маринуют.
– Мухомор.
– Что мухомор?
– Гриб ваш.
– Гриб? Это что – очень дорогой сорт?
– Их не едят.
– Что же, их в цемент заливают или ленточкой перевязывают, что ли?
– Выбрасывают просто…
– Знаете что, – сухо и уклончиво заметил я, – если каждый гриб, найденный мной, будет вызывать такие нелестные замечания, то…
– Да вы не каждый собирайте…
Этот выход мне окончательно понравился. Я с удовольствием стал ходить вместе со всеми и, встретив гриб, просто наступал на него ногой: правда, при таком обороте дела в мою корзину попали только какая-то оригинальная еловая шишка и сильно мешавший при ходьбе шнурок от ботинка, но я не рисковал вызвать порицание.
Оказалось все-таки, что этот риск был, потому что через полчаса порицание окружающих вылилось в открытую и шумную форму.
– Это черт знает что такое!.. Вы сейчас два белых гриба раздавили…
– Разве эти жертвы так кричали, – хмуро полюбопытствовал я, – что привлекли ваше внимание?
– Да вы бросьте шутить… Мы ходим, ищем, ползаем, а вы их ногами давите…
– Если вам не нравится этот способ, – миролюбиво предложил я, – я могу просто садиться на них: результаты будут одинаковы…
– Мы вас больше не будем брать с собой…
– Если бы вы вынесли это решение еще вчера, я был бы значительно больше доволен…
– Тоже… Ходит и мешает…
Так как это было самое точное определение моей работы в то время, я спорить не стал.
* * *
В тот же день на кухне, куда грибники со вздохом облегчения сваливают все набранное в лесу, происходит обычно короткий, но характерный разговор.
– Нанесли, черти… С жиру бесятся…
– Жарить, что ли, надо…
– Жарить… Подашь им на стол, морду воротить будут: сметана гадкая да масло горькое…
– Барыня к ужину велела…
– К ужину и зажарим. В лавке была? Масло купила? А грибы-то купила? Ну и жарь.
– Их и жарить? А эти?
– Ты еще у меня поговоришь – эти… Что купила, те и жарь. Эти, эти… Разговорилась… А как господа дохнуть будут с поганок да с мухоморов, тоже разговаривать будешь?
За ужином счастливые и заспанные грибники с жутко скрываемым чувством отвращения набрасываются на купленные в соседней лавке грибы и с умилением произносят:
– Сами собирали… Четыре часа ходили…
– Ах, какая роскошь… Неужели сами? – стоически-холодно удивляется случайный гость. – Скажите – такие грибы, и сами…
Добрых полчаса еще разговаривают о грибах и кончают только тогда, когда один из самых безнадежно засыпающих грибников тыкает с широкого размаха вилкой в подгорелые котлеты и двигает блюдо к гостю:
– Кушайте… Куште пжалста… Сами собирали…
В эти дни я совсем не выхожу к ужину.

1916

UPD: Постоянным читателям - варианты диеты без грибов))


Tags: Майк Науменко, Об очень здоровой пище, Пейзаж жы, Санкт-Петербург, Фотопауза, литература
Subscribe

  • Лирическое

    - Загрустив, всплакнула осень маленьким дождём… Ах, как жаль этот вальс, так хорошо было в нём. Да, все-таки прекрасно, что в это время года есть,…

  • Осенний скат

    Пока у всех вокруг осенний сплин, изучаю дары нашего моря. Такой вот красавец сегодня попался. Прочитал, что скат-хвостокол водится в тропических и…

  • Расширение сознания

    К предыдущей песенке про шахтеров. Специально при написании поста игнорировал варианты с русскоязычным исполнением (чтобы хоть немного поспать), но…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 25 comments

  • Лирическое

    - Загрустив, всплакнула осень маленьким дождём… Ах, как жаль этот вальс, так хорошо было в нём. Да, все-таки прекрасно, что в это время года есть,…

  • Осенний скат

    Пока у всех вокруг осенний сплин, изучаю дары нашего моря. Такой вот красавец сегодня попался. Прочитал, что скат-хвостокол водится в тропических и…

  • Расширение сознания

    К предыдущей песенке про шахтеров. Специально при написании поста игнорировал варианты с русскоязычным исполнением (чтобы хоть немного поспать), но…